четверг, 10 июля 2014 г.

Фото уничтоженной украинскими военными бронетехники российских террористов при их бегстве из Славянска и Краматорска.

При отступлении из Славянска вожак российских террористов Игорь Гиркин ("Стрелок") отдал приказ экипажам имеющихся в тот период у него танков и другой бронетехники в лоб атаковать блокпост № 5 украинской армии, размещенный на горе Карачун.

Таким образом "Стрелок", посылая своих соратников на верную гибель, надеялся отвлечь внимание украинских подразделений в районе Славянска от дороги на Краматорск, по которой намеревался вывести своих приближенных и награбленное в захваченном городе имущество.

Большая часть бронетехники российских террористов, атаковавшая гору Карачун была уничтожена на минных заграждениях и прицельным огнем их РПГ, а пытавшаяся прорваться в сторону Донецка - украинской артиллерией.


Блокпост № 5 украинской армии на горе Карачун. На фото украинский десантник и БМД после боя с российскими террористами.


Журналисты на шоссе Славянск-Краматорск фотографируют останки уничтоженного внутренним взрывом боекомплекта танка сепаратистов Т-64.

воскресенье, 25 мая 2014 г.

Танки в сражении при Эль-Аламейне.


Британский танк "Крусайдер" на позициях пехоты под Эль-Аламейном.

В период между 9 и 14 июля немецкие войска продолжали атаковать в направлении Эль-Аламейна. 11 июля на западном конце хребта Рувейсат немцы атаковали части XIII и XXX корпусов. 15 июля маршал Роммель снова попытался овладеть Эль-Аламейном. 22-я танковая бригада, располагавшая 75 танками (в том числе 31 "Грантом"), удерживавшая позиции на восточном краю хребта Рувесайт, сумела пробиться к Алам-Нанль, но попала под удар и была полностью уничтожена в районе Алам-эль-Днмания. 

Однако потерн немцев в районе хребта оказались столь значительными, что Роммель приказал отступить в виду исчерпания резервов. До конца августа обе противоборствующие стороны проявляли свою активность лишь в стычках патрулей.

Битва при Алам-Хальфа началась 30 августа 1942 года в 23:00. "Гранты" находились на вооружении 7-й и 10-й танковых дивизий. 10-я танковая дивизия имела в своем составе 3 бригады: 8-ю танковую (84 танка, в том числе 72 "Гранта"). 22-ю танковую (166 танков, в том числе 92 "Гранта") и 23-ю танковую (танки "Валентайн"). 

суббота, 24 мая 2014 г.

Легкий артиллерийский танк БТ-7А.


Хотя история артиллерийского БТ-7А неразрывно связана с историей «обычных» БТ, всё же, заслуживает отдельного рассказа. Желательность вооружения танков БТ и большей части советских танков пушками калибра 76 мм и более для многих руководителей РККА было очевидно еще к середине 30-х годов. Так маршал М. Н. Тухачевский (являющийся, кстати, большим поклонником артиллерийских танков), выступал за оснащение БТ пушками калибра 76 мм. Начали вестись работы по перевооружению танков. Один из первых проектов БТ-7 предполагал наличие 76,2-мм короткоствольного орудия в башне новой конфигурации. Из имевшихся на то время артиллерийских систем такого калибра, пригодных для установки на танк, в серийном производстве существовали только КТ-28 и ПС-3. Последняя выглядела более перспективно, но её выпуск постоянно затягивался и в конечном итоге был отменен совсем. Можно было попробовать установить пушку Л-7, но ленинградский завод не справился с техническим заданием и её отправили на доработку. Так что, единственным подходящим вариантом оказалась КТ-28, но вместо неё можно было установить стандартную 45-мм пушку 20К.

Первый опытный образец БТ-7 сдали к 1 мая, второй — к 7 ноября 1934 года. На этих танках была установлена оригинальная по конструкции башня в форме эллипса со скошенной крышей. В нише башни размещалась укладка барабанного типа на 18 снарядов и радиостанция. Справа от пушки размещался пулемет ДТ в шаровой установке. Ещё один ДТ устанавливался в лобовом листе корпуса в качестве курсового. После того, как обе машине прошли полный испытательный цикл, были подведены неутешительные итоги. В варианте с 76,2-мм пушкой боевое отделение оказалось слишком тесным даже для экипажа из 3-х человек, боезапас был явно недостаточным, масса танка существенно увеличилась. После недолгих раздумий для серийной постройки была выбрана модификация с 45-мм пушкой и башней от БТ-5 — в таком виде серийные БТ-7 просуществовали на конвейере до 1937 г.

четверг, 22 мая 2014 г.

Бой советского легкого танка Т-60 с двумя "Тиграми" под Ленинградом 16 января 1943 года.


Лейтенант Осатюк Дмитрий Иванович, Герой Советского Союза
Лейтенант Осатюк Дмитрий Иванович
Старшина Макаренков Иван Михайлович, Герой Советского Союза
Старшина Макаренков Иван Михайлович
Во время проведения операции «Искра», целью которой было прорвать блокаду Ленинграда,  16 января 1943 года произошел известнейший бой советского легкого танка Т-60,
имевшим тактический номер «164» против двух немецких тяжелых танков «Тигр».

В состав экипажа советского танка Т-60 входили командир роты 549-го танкового батальона 61-й танковой бригады 67-й армии Ленинградского фронта лейтенант Дмитрий Осатюк и механик-водитель старшина Иван Макаренков. Экипаж танка понимал, что важнейшее преимущество в бою советского легкого танка Т-60 — это его великолепная подвижность.

В тот день пехота, поддерживаемая несколькими легкими танками Т-60, атаковала позиции немцев. На поляну, где шла атака, выехали из глубины немецкой обороны два тяжелых танка «Тигр». По всей видимости, их задачей было, обстрелять с фланга атакующую пехоту РККА
Лейтенант Осатюка в тот момент раздумывал о том, как можно было в той ситуации спасти атакующую пехоту от неминуемой гибели. Что мог предпринять командир легкого танка? Завязать перестрелку с немецкими танками? Но 20-миллиметровыми снарядами из автоматической пушки, которой вооружен танк Т-60 можно было лишь разбить триплекс немецкому тяжелому танку, да и то, при большой удаче. Идти на таран? Это было равносильно самоубийству, да и, скорее всего, ни к чему бы, кроме гибели танка и экипажа, это не привело.  И тогда лейтенант Осатюк принял единственно правильное в той ситуации решение — отвлечь противника своими действиями. Он дал команду своему механику-водителю маневрировать, привлекая внимания противника.

понедельник, 20 января 2014 г.

Необычные танковые проекты

Проект оснащения легкого танка БТ-7 ракетной установкой, 1939 год.

Все мы знаем о танках, выпускавшихся в СССР серийно: Т-26, танки серии БТ, легендарная «тридцатьчетверка» Т-34, ИС-2, но мало кто знает о том, что в СССР разрабатывалось много проектов гусеничной и колёсной бронетехники, которые по тем или иным причинам не пошли в серию. В этой статье мы рассмотрим некоторые из них.

В начале 30-х годов прошлого века танкостроение переживало времена бурного роста, уроки Первой Мировой войны заставили по другому взглянуть и оценить роль танка на поле боя, как самостоятельной боевой единицы, так и в составе подразделения, вынуждая считаться с этим типом грозных боевых машин. Противопульная и в дальнейшем противоснарядная броня, огневая мощь и быстроходность оказали влияние на военные доктрины всех развитых государств. Советский Союз не остался в стороне. По всей стране в опытных КБ, под руководством талантливых инженеров и конструкторов, создавались экспериментальные образцы, многие из них так и остались на бумаге, в макетах и единственных экземплярах, так и не будучи запущенными в серийное производство. Но так или иначе все они оказали влияние на конструкторскую мысль, которая шла дальше. В каждом серийном танке мы найдем отражение этой мысли.

суббота, 11 января 2014 г.

Бронетехника в Чакской войне 1932-1935 годов.

Боливийские солдаты на броне танка «Виккерс» Mk. E Type A британского производства, 1932 год.

Готовясь к предстоящей войне с Парагваем, которая в официальных источниках в последствии получила название "Чакская война", Боливия в 1926 году заключила гигантскую сделку на сумму 3 миллиона фунтов стерлингов  с британской оружейной корпорацией «Vickers-Armstrong». Несмотря на дальнейший пересмотр сделки в сторону уменьшения на 1,75 миллиона до «скромных» 1,25 миллиона фунтов, она тем не менее включала некоторое количество танков и танкеток.  Скорее всего объем закупки последних был пересмотрен в сторону уменьшения в пользу авиации, полевой артиллерии и пулеметов. В результате боливийцам достались три танка и две танкетки. Танками были один  пушечный «Виккерс» Mk. E Type B и два пулеметных двухбашенных «Виккерс» Mk. E Type A. Двумя танкетками были «Карден-Ллойд» (Carden-Loyd Mk. VI Tankette). Эти танки и были «танковым кулаком» Боливии в той кровопролитной, но малоизвестной войне. А учитывая несоответствие местности (боливийские горы и парагвайские джунгли) возможностям бронетехники, особой роли эти танки не сыграли. В ходе войны Боливия танки больше не закупала. Слухи об использовании Боливией французских Renault FT-17 доверия не заслуживают и источниками не подтверждаются.

понедельник, 23 декабря 2013 г.

Боевое применение танков Т-34 в Корейской войне 1950-53 годов.

Как известно, союзники поделили Корею примерно пополам – по 38-й параллели. В северной части страны не без помощи наших соотечественников был установлен коммунистический режим Ким Ир Сена, в южной – остались оккупационные американские войска; естественно, и режим там был проамериканский. Военный конфликт двух режимов был неизбежен. Надо сказать, коммунисты к войне подготовились значительно лучше.



Бронетанковые части Народной армии Северной Кореи начали формироваться в 1945 году, первым стал 15-й танковый учебный полк, на вооружении которого состояли, наряду с американскими легкими танками М3 «Стюарт» и средним М4 «Шерман» (получены от китайцев), два танка Т-34-85. Танки доставили из СССР, вместе с ними в Корею прибыли 30 советских офицеров-танкистов, имеющих боевой опыт Великой Отечественной войны. Командовал полком полковник Ю Куонг Су, начавший свою военную карьеру лейтенантом РККА в годы Великой Отечественной. В мае 1949 г. полк был расформирован, его личный состав стал костяком новой 105-й танковой бригады. До октября все три полка (107-й, 109-й, 203-й) бригады были полностью укомплектованы «тридцатьчетверками». В каждом полку имелось 40 Т-34-85. К июню 1950 г. в составе Народной армии имелось 258 танков Т-34; 105-я бригада была оснащена ими полностью, около 20 машин числилось в 208-м учебном полку, остальные в новых 41, 42, 43, 45 и 46-м танковых полках (в действительности это были отдельные танковые батальоны примерно по 15 танков в каждом) и в 16-й и 17 -и танковых бригадах (реально – полки, по 40-45 машин). На фоне советских танковых армий 1945 г. 258 «тридцатьчетверок» не производят особого впечатления, но в 1950 г. это были самые многочисленные и, что не менее важно, самые лучшие по боевой подготовке и характеристикам материальной части, танковые силы в Азии. Так, в южнокорейской армии не было вообще ни одного танка, а американцы имели несколько рот легких танков М24 «Чаффи», да и то в составе оккупационных войск на Японских островах.