четверг, 27 октября 2011 г.

ХАЛХИН-ГОЛ: цена победы. Контратака 11-й легкотанковой бригады.

Бои на Халхин-Голе представляли собой вооруженный конфликт, продолжавшийся с весны по осень 1939 года у реки Халхин-Гол на территории Монголии недалеко от границы с Маньчжурией (Маньчжоу-Го), между СССР и Японией. Заключительное сражение произошло в конце августа и завершилось полным разгромом 6-й японской армии. 15 сентября между СССР и Японией было заключено перемирие.


На рис. карта боевых действий у реки Галхин-Гол 20-31 августа 1939 года.

Обратимся к одному из ключевых, а возможно и решающему моменту боев на Халхин-Голе — наступлению японских войск с целью окружения и разгрома объединенных советско-монгольских сил. В начале июля японское командование подтянуло к месту конфликта все 3 полка 23-й пехотной дивизии (ПД), два полка 7-й ПД, кавалерийскую дивизию армии Маньчжоу-Го, два танковых и один артиллерийский полки. Согласно японскому плану предполагалось нанести два удара — основной и сковывающий. Первый включал в себя переход реки Халхин-Гол и выход к переправам, в тыл советским войскам на восточном берегу реки. Группу японских войск для этого удара возглавлял генерал-майор Кобаяши. Второй удар (группа Ясуока) должен был быть нанесен непосредственно по позициям советских войск на плацдарме.

Первой начала наступление группа Ясуока. Это была своего рода мышеловка: японцы хотели втянуть части РККА в позиционные бои, вынудить Г. К. Жукова усилить войска на восточном берегу Халхин-Гола, а затем захлопнуть мышеловку ударом группы Кобаяши по переправам на западном берегу реки. Таким образом советские войска были бы вынуждены или эвакуировать плацдарм и понести моральное поражение, или оказаться под угрозой полного разгрома.
Наступление группы Ясуока началось 2 июля в 10:00. Наступлению японцев оказала серьезное противодействие советская артиллерия. Вечером 3 июля японцы предприняли несколько атак. Жуков, столкнувшись с наступлением японцев на плацдарме, решил нанести по наступающим фланговый удар. В ночь со 2 на 3 июля началось сосредоточение, предназначенных для контрудара частей: 11-й ОЛТБр (отдельной легкотанковой бригады) и 7-й мотоброневой бригады, а также монгольской конницы. Именно это решение спасло советские войска от поражения. В 3:15 началась переправа группы Кобаяши на западный берег реки Халхин-Гол у горы Баин-Цаган. Японцы сбили с позиций охранявшую переправу монгольскую конницу и ударами с воздуха рассеяли ее контратаку. К 6:00 утра переправились уже два батальона и сразу двинулись на юг, к переправам. В 7:00 с японскими частями столкнулись двигавшиеся к исходным позициям для контратаки подразделения мотоброневой бригады. Так советскому командованию стало совершенно ясно направление удара японских сил.
На фото: советские танки форсируют Халхин-Гол.

Командующий 1-й армейской группой, Г. К. Жуков отреагировал молниеносно. Он принял решение немедленно контратаковать образованный японцами плацдарм. Для этого и был использована 11-я ОЛТБр под командованием М. Яковлева. По первоначальному плану она должна была переправиться на восточный берег реки в районе «развалин», то есть севернее той точки, где начали переправу японцы. Бригада была срочно перенацелена на атаку плацдарма. Все три танковых батальона с разных направлений атаковали переправившуюся японскую пехоту.

В 9:00 головная рота 2-го батальона — 15 танков БТ и 9 бронеавтомобилей — во встречном бою, применив фланговый маневр, полностью разгромила походную колонну японского пехотного батальона с противотанковой батареей на конной тяге, двигавшуюся в южном направлении. Далее 2-й батальон продвинуться не смог, так как на южных склонах горы Баин-Цаган уже развернулся 71-й пехотный полк (ПП) японцев.

С подходом основных сил 11-й ОЛТБр началась одновременная атака с трех направлений: северного (1-й батальон совместно с монгольским мотобронедивизионом), южного (2-й батальон) и западного (3-й батальон совместно с 24-м мотострелковым полком). Атака была назначена на 10:45, однако мотострелковый полк (МСП) во время марша потерял ориентировку, сбился с пути и к назначенному времени на исходные позиции не вышел. В этих условиях было принято решение атаковать противника танками без поддержки пехоты. В назначенное время атака началась.

На фото: советские танки поддерживают атаку пехоты.

Бой длился 4 часа. Наступавшие с южного направления танковые роты 2-го батальона (53 танка БТ-5) столкнулись с японскими смертниками, вооруженными бутылками с зажигательной смесью и противотанковыми минами на бамбуковых шестах. В результате было потеряно 3 танка и две бронемашины, из которых эвакуировать удалось 1 танк и оба бронеавтомобиля.

Утром 4 июля японские войска предприняли попытку контрудара. После 3-х часовой артподготовки и налета большой группы бомбардировщиков японская пехота перешла в атаку. В течении дня противник 5 раз безуспешно атаковал, понеся большие потери.
В 19:00 советские и монгольские части предприняли штурм. Японцы не выдержали и стали отходить ночью к переправе. На рассвете танки 1-го и 2-го батальонов 11-й ОЛТБр прорвались к переправе и начали ее обстрел. Во избежание захвата переправы японское командование отдало приказ о ее подрыве, тем самым отрезав пути отступления своей группировке на западном берегу реки, которая подверглась атаке и была разгромлена. Японцы были рассеяны, броив все вооружение. Советскими войсками была захвачена вся техника и тяжелое вооружение, только крутые скаты горы и пойма реки Халхин-Гол, непроходимые для танков, не позволили преследовать и окончательно уничтожить противника.

Утром 5 июля командир танковой роты 11-й ОЛТБр ст. лейтенант А. Ф. Васильев возглавил атаку четырех танков БТ против 11 японских танков. Применяя маневр и постоянно ведя огонь, советские танкисты подбили 4 японских танка, не потеряв ни одной своей машины. За этот бой Васильев был удостоен звания Героя Советского Союза.
На фото: атака советский танков на японские позиции в районе горы Баин-Цаган.
Из 133 танков участвовавших в атаке у горы Баин-Цаган было потеряно 77 машины, из них безвозвратно — 51 БТ-5 и БТ-7. Потери в личном составе танковых батальонов 11-й бригады были умеренными: 2-й батальон потерял 12 человек убитыми и 9 ранеными, 3-й батальон — 10 убитыми и 23 пропавшими без вести. Поле боя осталось за советскими войсками и многие танки были восстановлены. Уже на 20 июля 11-я ОЛТБр имела в своем составе 125 танков.

В составленных после боев отчетных документах 1-й армейской группы потери танков БТ классифицируются так:

От огня ПТО — 75-80%;
от «бутылочников» — 5-10%;
от огня полевой артиллерии — 15-20%;
от авиации — 2-3%;
от ручных гранат, мин 2-3%.

Наибольшие потери танки несли от ПТО и от «бутылочников» — приблизительно 80-90% всех потерь. От бросания бутылок и танки и броневики горят, от попаданий противотанковой артиллерии почти все танки и броневики тоже горят и восстановлению не подлежат. Машины приходят в полную негодность, пожар вспыхивает за 15–20 секунд. Экипаж всегда выскакивает в горящей одежде. Пожар дает сильное пламя и черный дым, наблюдаемый с дистанции 5–6 км. Через 15 минут начинают взрываться боеприпасы, после чего танк может быть использован только как металлолом." (Стилистика и орфография оригинала сохранены). По образному выражению одного японского офицера, «погребальные костры горящих русских танков были похожи на дымы сталелитейных заводов в Осаке».

Японцы столкнулись с той же проблемой превосходства средств поражения над защитой бронетехники. Например, из 73 танков, участвовавших в атаке группы Ясуока на советский плацдарм 3 июля, был потерян 41 танк, из них безвозвратно — 18. Уже 5 июля танковые полки были выведены из боя, «вследствии потери боеспособности» и 9 числа вернулись к месту постоянной дислокации.

Промедление с ликвидацией японского плацдарма, несомненно, могло иметь фатальные последствия. Недостаток сил привел бы к невозможности сдержать прорыв японской пехоты к переправам в тылу советских войск. Если бы японцев оставили в покое, то они бы могли спокойно пройти 15 км, отделявшие их от переправ. Тем более, что половину этого расстояния они уже прошли к моменту обнаружения походной колонны передовыми частями 7-й мотоброневой бригады. Ждать пока подойдет заблудившаяся пехота мотострелкового полка, в ситуации острейшего цейтнота было самоубийством. Всего через 4 месяца менее решительные, чем Жуков, командиры будут попадать в окружения «мотти» в Карелии в куда менее драматических ситуациях. Потому что не будут бить имеющимися под рукой силами по просочившимся в тыл финнам. Своей решительностью, Георгию Константиновичу удалось избежать окружения, пусть и ценой нескольких десятков сгоревших БТ.
На фото: захваченный красноармейцами подбитый японский танк Ха-Го.
В результате боев за плацдарм на западном берегу реки Халхин-Гол и затянувшегося почти на сутки отхода с него под ударами танков 11-й ОЛТБр, советской артиллерии и авиации японцы потеряли 800 человек убитыми и ранеными из 8 тысячной группировки Кобаяши. Потери танкистов 11-й бригады в решительной атаке плацдарма без пехотной поддержки были более чем оправданы. Их жертвы были признаны и оценены: 33-м танкистам по результатам боев на Халхин-Голе было присвоено звание Героя Советского Союза, из них 27 были из состава 11-й бригады.
Автор: Андрей Кравченко

Комментариев нет:

Отправить комментарий