суббота, 21 сентября 2013 г.

Захват РККА первого "Тигра" в Рабочем Посёлке №5.

Тяжелый немецкий танк Pz.Kpfw. VI Ausf. H «Тигр» из состава 502-го тяжелого танкового батальона вермахта, подбитый под Ленинградом. Вероятнее всего, этот "Тигр" был подбит еще зимой 1943 года.

Именно в Рабочем Посёлке №5, 18 января 1943 года, частями Красной Армии был захвачен первый "Тигр".

Это была машина командира роты с бортовым номером 100.

Из воспоминаний двух участников тех событий, которые одними из первых познакомились с "Тигром".

Лейтенант В. Шариков, командир взвода инженерной разведки 18-й стрелковой дивизии: "К 12 часам 18 января 1943 года Рабочий поселок № 5 был полностью очищен от противника.

Здесь произошла радостная встреча воинов 18-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии Волховского фронта и 136-й стрелковой дивизии 67-й армии Ленинградского фронта - блокада Ленинграда была прорвана!

Наши связисты устанавливали линии связи, саперы обследовали на минирование территорию и уцелевшие здания поселка. Полуразрушенные железобетонные корпуса опытного завода Всесоюзного института механизации торфоразработок, все еще дымились.

Уцелевшие немецкие подразделения, откатившиеся на Синявинские высоты, видимо еще не заняли оборонительные позиции, поэтому в Рабочем поселке № 5 было тихо и не слышались разрывы вражеских мин и снарядов.

Тишина ввела многих в заблуждение. На территории поселка обустраивались командные пункты полков 18-й стрелковой дивизии. Но вот, 14.00 часов, противник произвел первый сильный артиллерийско-минометный обстрел Рабочего поселка № 5, который продолжался в течение часа. После огневого налета противника воины в поселке вернулись к своим боевым будням.

После 16.00, когда уже начинало смеркаться, по дороге от Пильной Мельницы к Рабочему поселку № 5 появился одиночный танк. Не доходя 200 метров до юго-западной окраины поселка правой гусеницей на повороте он сошел с накатанной дороги в кювет, занесенный снегом и наклонился на правый борт. Поскольку по этой дороге на Рабочий поселок № 5 наступали ленинградцы и тянули с собой на лыжах стальные пулеметные колпаки, то наши бойцы приняли этот танк за наш - ленинградский и не обратили на него внимания. Из танка вышли какие-то люди, но как только к ним направились наши саперы и стрелки, эти люди бросились бежать через торфяной карьер в направлении Рабочего поселка № 6. Наши воины открыли по ним огонь из стрелкового оружия, но штабеля торфа в карьере и сгущающиеся сумерки позволили бегущим скрыться. Саперы и стрелки подошли к танку необычного вида с длинной пушкой с дульным тормозом. На башне белой краской нарисован мамонт с поднятым хоботом, поэтому бойцы и назвали танк "Слон". На обоих бортах танка были черные кресты. Танк стоял с открытыми люками совершенно целый, даже с неповрежденной краской. Я, как командир взвода инженерной разведки, послал своего бойца с донесением о танке дивизионному инженеру капитану Крупица К.К., а сам начал осторожно обследовать незнакомую машину. В машине находились какие-то папки с бумагами. Привлекла мое внимание красная папка под сафьян с написанными готическим шрифтом именем и фамилией, как мне тогда подумалось, командира танка, ее я взял себе. Прибывший дивизионный инженер осмотрел танк, собранные бумаги и дал приказание отнести все бумаги в разведотделение штаба дивизии капитану Овсеенко. Позже разведчики установили по этим документам, что в танке кроме экипажа находился командир 227-й пехотной дивизии генерал с адъютантом.

Из штаба армии последовал приказ установить охрану танка и не допускать в него никого, до прибытия специалиста".

Памятник на месте Рабочего Поселка № 5 в честь прорыва блокады Ленинграда.
По материалам публикаций в клубе ВЕЛИКАЯ ВОЙНА  

 



Комментариев нет:

Отправить комментарий