понедельник, 23 декабря 2013 г.

Боевое применение танков Т-34 в Корейской войне 1950-53 годов.

Как известно, союзники поделили Корею примерно пополам – по 38-й параллели. В северной части страны не без помощи наших соотечественников был установлен коммунистический режим Ким Ир Сена, в южной – остались оккупационные американские войска; естественно, и режим там был проамериканский. Военный конфликт двух режимов был неизбежен. Надо сказать, коммунисты к войне подготовились значительно лучше.



Бронетанковые части Народной армии Северной Кореи начали формироваться в 1945 году, первым стал 15-й танковый учебный полк, на вооружении которого состояли, наряду с американскими легкими танками М3 «Стюарт» и средним М4 «Шерман» (получены от китайцев), два танка Т-34-85. Танки доставили из СССР, вместе с ними в Корею прибыли 30 советских офицеров-танкистов, имеющих боевой опыт Великой Отечественной войны. Командовал полком полковник Ю Куонг Су, начавший свою военную карьеру лейтенантом РККА в годы Великой Отечественной. В мае 1949 г. полк был расформирован, его личный состав стал костяком новой 105-й танковой бригады. До октября все три полка (107-й, 109-й, 203-й) бригады были полностью укомплектованы «тридцатьчетверками». В каждом полку имелось 40 Т-34-85. К июню 1950 г. в составе Народной армии имелось 258 танков Т-34; 105-я бригада была оснащена ими полностью, около 20 машин числилось в 208-м учебном полку, остальные в новых 41, 42, 43, 45 и 46-м танковых полках (в действительности это были отдельные танковые батальоны примерно по 15 танков в каждом) и в 16-й и 17 -и танковых бригадах (реально – полки, по 40-45 машин). На фоне советских танковых армий 1945 г. 258 «тридцатьчетверок» не производят особого впечатления, но в 1950 г. это были самые многочисленные и, что не менее важно, самые лучшие по боевой подготовке и характеристикам материальной части, танковые силы в Азии. Так, в южнокорейской армии не было вообще ни одного танка, а американцы имели несколько рот легких танков М24 «Чаффи», да и то в составе оккупационных войск на Японских островах.

В 5 часов утра 25 июня 1950 г. «тридцатьчетверки» 109-го танкового полка пересекли 38-ю параллель; началась Корейская война. Горный характер центральной части Корейского полуострова препятствовал использованию крупных масс танков, поэтому танковые полки действовали не в составе бригады, а придавались пехотным дивизиям. Главный удар наносился на Сеул.

Многие солдаты пехотных подразделений армии Южной Кореи никогда в жизни вообще не видели танков, а те кто видели бронированные чудовища и даже умели с ними бороться, очень быстро убедились в бесполезности 57-мм пушек и 2,36-дюймовых базук. Американским противотанковым средствам уральская броня оказалась не по зубам. Все же в первый день войны в боях за переправу через реку Имджин южнокорейцам удалось подбить 11 Т-34 из состава 107-го полка, но это никак не влияло на общую картину боев (данные сведения о потерях Т-34 весьма сомнительны, поскольку по американским данным до 9 июля 105-я танковая бригада потеряла в боях всего 4-5 Т-34). Танкобоязнь стремительно распространилась по обороняющимся подразделениям, и уже 27 июня танкисты 107-го и 109-го полков заняли исходные позиции для штурма Сеула. Столица Южной Кореи была взята на следующий день. Дальнейшее продвижение танков на юг задерживалось взорванным мостом через реку Хань, который восстановили только 3 июля. 5 июля северокорейские части впервые встретились в бою с американцами: 33 Т-34 107-го полка атаковали позиции подразделений 24-й пехотной дивизии армии США. Танковую атаку янки попытались остановить артиллерийским огнем 105-мм гаубиц и 75-мм безоткатных орудий. Оказалось, что броня «тридцатьчетверок» уверенно «держит» и 105-м, и 75-мм фугасные снаряды. У артиллерийских расчетов гаубиц было всего шесть кумулятивных снарядов, двумя из них удалось подбить два танка на дистанции в 500 м. Первый бой с американцами выиграли корейские танкисты.

Чтобы остановить стремительное наступление северокорейских войск, американцы в спешном порядке перебросили в Корею свои части из состава оккупационных войск в Японии. Первым бронетанковым подразделением армии США в Корее стала рота А из 78-го тяжелого танкового батальона, укомплектованная танками М24 «Чаффи». Первый танковый бой между Т-34 и М24 произошел 10 июля. Два «Чаффи» были подбиты, «тридцатьчетверки» потерь не имели, хотя и получили прямые попадания, но ни один снаряд броню не пробил. На следующий день американцы лишились еще трех М24, северокорейцы опять не потеряли ни одного танка. Подобное начало боевой карьеры деморализовало экипажи американских танков. К концу июля рота А де-факто перестала существовать: из 14 танков уцелело два; на свой счет за это время янки так и не записали ни одной «тридцатьчетверки». В августе в Корею перебросили еще две роты «Чаффи», чему командиры-пехотинцы не очень-то и обрадовались ввиду полной бесполезности этих машин в качестве противотанкового средства.

Первые чувствительные потери Т-34 понесли после начала использования американской пехотой 3,5-дюймовых «супербазук». Впервые это оружие было использовано в боях за Тэджон 20 июля, тогда удалось уничтожить две «тридцатьчетверки». Танкисты 105-й бригады в боях за Тэджон потеряли 15 Т-34, семь были подожжено базуками и пять подбито авиацией.

Казалось, что после падения Тэджона война вот-вот закончится, еще одно усилие, и американцы с их южнокорейскими союзниками будут сброшены в море. Однако этого не случилось. Танковые части – основная ударная сила армии Ким Ир Сена – имели минимальные боевые потери: несколько машин от мин, несколько – от базук, несколько – в результате бомбоштурмовых ударов авиации; всего не более 20-25 Т-34. Тем не менее, в начале августа в составе 105-й бригады насчитывалось всего около 40 боеспособных Т-34-85. Большая часть «коробочек» осталась разбросанной вдоль всего «славного боевого пути бригады» от 38-й параллели до Тэджона из-за поломок, аварий и нехватки запасных частей. Восстановительным работам мешала американская авиация, господствовавшая в небе. Американские летчики не добились особых успехов в борьбе с танками, зато уменьшать снабжение танковых подразделений горючим и запасными частями до минимума у них получалось прекрасно. Мощного заключительного танкового удара у северокорейцев не получилось. 13 августа при атаке города Тэгу 105-я бригада потеряла порядка двадцати Т-34 – половину своих боеспособных танков. Оставшиеся машины были распределены между пехотными подразделениями и в последующем принимали участие в бесплодных попытках прорвать оборону Пусанского плацдарма.

17 августа «тридцатьчетверки» впервые в ходе войны в Корее встретили достойного противника – «Першинг» из 1-й бригады морской пехоты. Экипажи Т-34 приняли М26 за хорошо знакомый «Чаффи» и уверенно ринулись в бой, за что и поплатились – три танка были подбиты из 90-мм орудия «Першинга». С этого момента ход танковых боев в корне изменился. Дело было даже не в появлении танков, способных тягаться с «тридцатьчетверками». Северокорейские танкисты превосходно подготовились к наступательным действиям в условиях маневренной войны, теперь же им приходилось прогрызать подготовленную оборону и частенько вступать в единоборство с американскими танками. В ходе этих единоборств быстро выявилась лучшая подготовка американских экипажей.



К сентябрю по периметру плацдарма, удерживаемого, главным образом, американцами установилось равновесие: американцы имели некоторое преимущество в живой силе, соотношение по танкам было примерно 1:1 (около 40 танков в составе сил ООН и столько же у северокорейцев). Коммунисты не могли прорвать оборону, а янки считали нецелесообразным наносить главный удар в условиях горной местности. Высадка морского десанта в Инчхоне позволила американцам выйти из стратегического тупика. От Инчхона открывался прямой и короткий путь на Сеул. В районе столицы имелось всего 16 Т-34 из 42-го механизированного полка, укомплектованных необстрелянными экипажами и 10-15 танков 105-й бригады. В боях 16-20 сентября практически все «тридцатьчетверки» были уничтожены. Показательно, что хотя американцы доставили в Инчхон и «Першинги» и «Шерманы», подавляющую часть Т-34 уничтожили расчеты базук.

События Корейской войны закрутились в обратную сторону. Если раньше коммунисты мчались, сметая все на своем пути, на юг, то теперь на север стремительно продвигались американцы. Начиная с августа 1950 г., количественное превосходство в танках перешло к силам ООН. К концу 1950 г. в американских танковых частях числилось 1326 танков: 138 М24 «Чаффи», 679 М4A3E8 «Шерман», 309 М26 «Першинг» и 200 М46 «Паттон». Войска Ким Ир Сена насчитывали примерно 300 Т-34-85.

Дальнейший ход Корейской войны известен: к октябрю американцы прошли до китайско-корейской границы, где в дело вступило немалое количество китайских добровольцев, отбросивших янки к концу года на 38-ю параллель. Мао Цзе Дун просил Сталина помочь не только с техникой, но и направить в Корею регулярные части вооруженных сил СССР. Более того, Генеральный штаб Советской армии считал необходимым придать слабо оснащенным тяжелой техникой китайским пехотным дивизиям советские танковые части. Сталин на это не пошел, но согласился на размещение десяти танковых полков на китайской территории вблизи границы с Кореей для противодействия возможному вторжению сил ООН в КНР. Тогда же рассматривалась возможность лицензионного производстве Т-34-85 в Китае.

После тяжелых боев зимы 1950-51 гг., к апрелю 1951 г. линия фронта стабилизировалась по 38-й параллели; хотя война продолжалась до конца 1953 г., танковые бои отошли в прошлое. Согласно данным министерства обороны США, за всю войну произошло 119 танковых боев, причем только в 24 случаях в них принимало участие более трех танков с каждой стороны. Это были именно единоборства. Американцы записали на свой счет 97 Т-34-85 (еще 18 – уничтожено «вероятно»), признав потерю 34 своих. Насколько объективны эти данные, говорит боевой счет американских летчиков: к октябрю 1950 г. они заявили о 857 уничтоженных танках и САУ, согласно данным американской же разведки эта цифра примерно в восемь раз превосходит все боевые и небоевые танковые потери Народной армии на тот период.


В целом американцы оценили Т-34 как «превосходный танк», в то же время отметив специфическую подготовку их экипажей, которые были способны эффективно наступать на неподготовленную в противотанковом отношении оборону, но не могли на равных драться с американскими танкистами в единоборствах. По мнению американских специалистов, «Чаффи» просто не стоило сравнивать с Т-34-85, в то время как «Шерманы» модели М4А3Е8 имели близкие характеристики и, хотя их пушки были меньшего калибра, кумулятивные снаряды орудий «Шерманов» пробивали лобовую броню «тридцатьчетверок». Танки М26 и М46 превосходили Т-34, что, впрочем, и неудивительно, поскольку это машины уже другого поколения. Показательно, что Кэгл и Мэсон, авторы книги «Морская война в Корее», просто отказались сравнивать американские танки с Т-34-85, признав абсолютное превосходство последних по комплексу боевых свойств. Действительно, «Першинги» имели ненадежную ходовую часть и низкую удельную мощность и, как следствие, плохую подвижность, особенно в условиях гор. Танки М46 были новинкой и еще не избавились от «детских болезней», доставлявших массу хлопот их экипажам. Сами американские танкисты предпочитали идти в бой на старых добрых «Шерманах», считая, что за счет своей лучшей подготовки они смогут выжить в возможных столкновениях с северокорейскими танками.

Комментариев нет:

Отправить комментарий