понедельник, 13 июня 2011 г.

Советские танки в Испании. 1937 год.

3 января 1937 г. мятежники возобновили наступление на Мадрид. Командование республиканцев отдало приказ о подтягивании к Мадриду резервов, а том числе и 1 -й Бронетанковой бригады Д.Павлова, насчитывавшей 56 танков Т-26 и 10 бронеавтомобилей ФАИ и БА-6. Организационно бригада состояла из четырех батальонов танков и роты бронеавтомобилей и была полностью укомплектована советскими экипажами. Под Мадрид она прибыла 6 января 1937 г. и готовилась принять участие в контрнаступлении республиканских войск в полном составе. С 6 по 10 января в оборонительных боях вместе с правительственными войсками участвовал 1-й танковый батальон капитана В.Баранова. Здесь
хорошо показали себя броневики БА-6, которые подбили несколько танков противника. 11 января бригада 2-м и 3-м батальонами атаковала укрепленные позиции франкистов. Во время этой атаки республиканские танки уничтожили до 450 вражеских солдат, шесть полевых орудий, одно орудие ПТО, 30 пулеметов, десять автомашин.
Подбитый БТ-5 в кузове 10-ти тонного грузовика "Крупп", башня танка покрашена в цвета флага испанской республики, весна 1938г. Перевозка танков на тяжелых грузовиках широко практиковалась республиканцами в ходе гражданской войны
В этом сражении советские танкисты проявляли чудеса храбрости. Так, В.Новиков, после того как его танк был подбит, а экипаж погиб, продолжал вести огонь по врагу из горящей машины до тех пор, пока не потерял сознание. Ночью комиссар батальона и несколько офицеров попытались его спасти. Однако, потеряв много крови и сильно обгорев, он плохо видел и открыл стрельбу из пистолета по своим, пока вновь не потерял сознание. Товарищи завернули его в одеяло и осторожно вытащили из танка. Очнулся Новиков только на госпитальной койке... Позже Василий Новиков стал Героем Советского Союза.

В феврале 1937 г. бригада вместе с отдельной танковой ротой участвовала в сражении на реке Харама, Батальоны и роты танков, приданные стрелковым подразделениям, отбивали атаки лучших частей противника — марокканской пехоты и Иностранного легиона. Так как обе стороны готовились к наступлению, бои за удержание плацдармов на берегах реки и за господствующую высоту Пингаррон были очень кровопролитными. Атаки мятежников отбивались пулеметным огнем и короткими контратаками пехоты и танков, которые предпринимались многократно, не менее пяти-шести раз. Республиканские танки буквально сметали пехоту противника, а немецкие танки Pz. 1 и танкетки CV 3, принадлежащие мятежникам и имевшие лишь пулеметное вооружение, не могли оказать достаточной помощи своей пехоте, поскольку они были бессильны против Т-26. 28 февраля обе стороны перешли к обороне, не добившись каких-либо стратегических преимуществ. 

К началу марта 1937 г. военная обстановка сложилась для республиканцев неблагоприятно. Итальянский экспедиционный корпус после удачной операции на Южном фронте, рвался в бой. Со взятием г. Малаги генерал Манчини — командующий итальянскими войсками в Испании — говорил: -Фашизм идет вперед, а вы, его вооруженные авангарды в борьбе за идеал, выразили его дух и проявили на деле...»
Т-26 1-й бронетанковой бригады, у танка стоит боец 15-й интербригады - американский негр, р.Харама, февраль 1937г
И итальянцы пошли вперед. 9 марта 1937 г. итальянский моторизованный корпус начал наступление на Гвадалахару. Со стороны мятежников в операции участвовало 60 000 солдат, 222 орудия, 108 танков и 32 бронеавтомобиля. 12-я дивизия республиканцев, прикрывавшая этот участок, насчитывала не более 4300 человек и двух десятков орудий. Ей были приданы шесть танков Т-26, пять из которых к вечеру были потеряны. В помощь отходящим войскам выделили пять танков Т-26 из состава роты капитана А.Войновского, только что прибывшей на гвадалахарский участок Мадридского фронта. Но из-за постоянных дождей к месту назначения прибыло только две машины (остальные застряли в пути), которым была поставлена задача во чтобы-то ни стало задержать итальянцев... До вечера 10 марта продолжался бой двух республиканских Т-26 против дивизии итальянской пехоты, поддерживаемой 20 танкетками CV3. Когда один танк был подбит, другой взял его на буксир с целью использовать пушку последнего. Спаренные таким образом машины продолжали вести боевые действия и задержали наступление противника на несколько часов.

10 марта с харамского участка Мадридского фронта начала прибывать 11-я и 12-я интербригады и танковый батальон майора М.Петрова (20 Т-26), а затем испанский танковый батальон (советник П.Липин). Переброска производилась в большой спешке, 12-ю интербригаду, например, перевезли в район боевых действий на пассажирских автобусах. С утра обе бригады развернулись по фронту и в течение дня стойко отражали атаки итальянцев. Танки повзводно и поротно распределили между подразделениями для поддержки пехоты. Среди танкистов были не только советские, но и испанские экипажи. Так, командир танкового взвода испанец Эрнесто Феррер, с двумя Т-26 в течение 10 марта подбил 25 итальянских танкеток "Ансальдо».

11 марта 1937 г. впервые во время войны в Испании итальянцы применили против 11-й интербригады огнеметные танкетки и прорвали фронт у Трихуэке. Но на следующий день республиканцы, сосредоточив 10 000 солдат, 21 орудие и 60 танков 1-й Бронетанковой бригады, перешли в контрнаступление.
БТ-5 Интернационального танкового полка, захваченного франкистами в ходе боя под Фуэнтос де Эбро, 14 октября 1937 г.
Основной удар танкистов был нанесен группой в составе 20 машин Т-26 с советскими экипажами. Встав в засаду, эта группа спокойно выждала благоприятный момент для атаки и, выдвинувшись по пешеходным тропинкам через труднопроходимую лесистую местность, атаковала во фланг и тыл итальянскую дивизию «Литторио». Эта дивизия уже потеряла около полка пехоты от ударов республиканской авиации и подошла к полю боя морально потрясенная. Появление 20 танков противника на фланге и в тылу дивизии вызвало панику среди итальянцев. Действуя смело и решительно, танкисты уничтожили несколько сот пехотинцев и несколько артиллерийских батарей. 
19 марта после нескольких дней упорных боев итальянский корпус начал отход. Испанская пехота вместе с 45 танками Т-26 осуществляла преследование. Только 21 марта итальянцам удалось стабилизировать фронт на рубеже Аламинос-Подилья-Миральрио.

В тяжелых боях под Гвадалахарой итальянцы потеряли 45 танков (десять досталось республиканцам], 43 пушки, 170 грузовиков, 35 самолетов и несколько тысяч человек убитыми. Потери республиканцев составили всего 400 человек, семь танков и пять пушек. Гвадалахарская операция стала первой крупной победой правительственных сил, резко повысившей боеспособность и моральное состояние республиканских войск. К лету 1937 г. армия Республики была существенно реформирована. По примеру франкистов добровольный принцип комплектования был заменен всеобщей мобилизацией, а все части свели в бригады и дивизии. Республиканские танковые части насчитывали более 160 танков и около 150 броневиков. Такое количество боевых машин позволило сформировать, помимо танковой, еще бронеавтомобильную бригаду и несколько подвижных броневых отрядов. К середине 1937 г. на заводах Валенсии было налажено производство бронеавтомобилей UNL-35 и ААС-1937. Кроме того, в Бильбао началось изготовление легких танков «Трубиа» модели 1936 г. До момента захвата Бильбао франкистами, 20 июня 1937 г., там изготовили 16 машин. Кроме того, летом 1937 г. республиканское правительство сумело приобрести 16 танков "Рено» FT в Польше и несколько (по разным данным от двух до четырех) двухбашенных шеститонных «Виккерсов» в Парагвае.

В это же время в Испанию прибыла первая (и последняя) партия советских танков БТ-5 — 50 машин. В конце августа 1937 г. из них сформировали Интернациональный танковый полк. В его составе было три танковых роты, автотранспортный батальон, медицинский, хозяйственный, саперный и мотоциклетный взводы Командиром полка назначили полковника С.Кондратьева, его заместителями — майоров П.Фотченкова и А.Ветрова, начальником штаба — майора В.Кольнова, командирами рот капитанов П.Сиротинина, Н.Шатрова, И.Губанова, командиром автотранспортного батальона — испанского капитана Л.Сантес. Механиками-водителями и радистами танков стали советские специалисты, а наводчиками и заряжающими — иностранные добровольцы и обстрелянные испанские танкисты. Таким образом, каждый экипаж состоял из представителей двух-трех стран, что создавало определенные трудности в боевых условиях.

6 сентября 1937 г., совершив 500-км марш на колесах по шоссе, полк выдвинулся на Арагонский фронт. До 10 октября он находился в резерве и готовился к боям. 12 октября командиру полка С.Кондратьеву был передан приказ командования о поддержке танками атаки испанской пехоты под Фуэнтес-де-Эбро. 
Оборону в этом районе несли обстрелянные и хорошо вооруженные войска франкистов. С помощью немецких инженеров фортификаторов здесь была создана система оборонительных позиций с окопами полного профиля, железобетонными блиндажами, минными полями и разного рода противотанковыми препятствиями. Многие каменные дома были превращены в доты.
Танк "Трубиа" модели 1926 г. на баррикадах в г.Овьедо, декабрь 1936г. Масса танка 8,9 т.экипаж 3 чел., двигатель "Даймлер", 75 л.с.Скорость 19 км\ч, броня 20 мм, вооружение три 7-мм пулемета Гочкис.
13 октября 1937 г. в 12 ч дня танки сосредоточились в исходном районе в 30 км юго-восточнее Сарагосы. В трех километрах впереди боевых машин в неглубоких окопах расположились бойцы 15-й интербригады. По настоянию испанского командования на танки посадили стрелков-десантников из 24-го испанского батальона. Советские военные советники возражали против такого решения, так как даже в СССР этот вопрос не был полностью изучен, однако« испанские товарищи» все же поступили по-своему.

В атаке участвовало 48 танков. После жестокого боя они прорвали все три линии укреплений, а отдельные машины прорвались к Фуэнтес по бездействующему каналу искусственного орошения. Однако противник взорвал дамбу и, пустив на прорвавшиеся танки воду, вынудил их отойти. Так как танковый десант большей частью разбежался при обстреле, а интернационалистов было недостаточно для удержания захваченной территории, боевые машины стали возвращаться на исходную позицию. Потери полка были огромны. Из боя не вернулись 16 танков и 37 танкистов. Более половины личного состава 15-й интербригады (1500 человек) было убито или ранено в этом бою.

В начале декабря, после приведения матчасти в порядок, полк направили на теруэльский участок Восточного фронта. Город-крепость Теруэль был хорошо укреплен, а его гарнизон насчитывал 20 тысяч человек. 

Наступление на Теруэльский выступ предполагалось проводить силами пяти армейских корпусов республиканской армии. Пехоту поддерживал Интернациональный танковый полк (42 танка БТ-5 с советскими экипажами), усиленный батальоном бронемашин (30 бронеавтомобилей БА-6 с испанскими экипажами), и несколько рот Т-26 (всего в операции участвовало 92 танка и 60 броневиков).

Глубокой ночью 14 декабря 1937 г. без предварительной артиллерийской и авиационной подготовки, войска республиканцев неожиданно начали общее мощное наступление с севера, юго-востока и юга, 16 декабря Теруэль был окружен. 11-я и 64-я дивизии заняли оборону на внешнем полукольце окружения, 34-я дивизия должна была захватить город. В этих боях активно участвовал и Интернациональный танковый полк. Вторая и четвертая танковые роты взаимодействовали с 34-й дивизией, первая танковая рота и батальон бронемашин под общим командованием полковника С.Кондратьева наступали на Теруэль вдоль западного берега реки Турия, а третья танковая рота поддерживала наступление частей 68-й дивизии. Бои шли в условиях жестоких морозов (-20" С), а слой снега достигал 30-40 см. Одетые по-летнему, республиканцы отвоевывали у мятежников метр за метром. 

20 — 21 декабря республиканские подразделения в сопровождении танков ворвались на окраины города. В бой ввели свежую 70-ю дивизию, которая вместе с бронетанковой группой Кондратьева должна была овладеть городом. Через сутки эту задачу выполнили, однако сам С.Кондратьев был тяжело ранен, поэтому командование принял на себя майор В.Кольнов. Танки и бронеавтомобили в составе смешанных танко-стрелковых групп втянулись в уличные бои, в ходе которых боевые машины понесли большие потери. 27 декабря пал последний оплот франкистов — здание банка, и операция по взятию города блестяще завершилась. Но вместо того чтобы продолжить преследование противника и отодвинуть фронт на 50 — 60 км западнее Теруэля, операцию объявили законченной.

Генерал Франко тут же воспользовался пассивностью республиканского командования. Он беспрепятственно подтянул резервы и утром 30 декабря 1937 г. войска мятежников перешли в наступление. Однако республиканские части при активной поддержке Интернационального танкового полка смогли удержать противника на подступах к городу. Сопротивление продолжалось два месяца и лишь 22 февраля 1937 г. мятежники вновь вошли в Теруэль.  Длившиеся в течение двух с половиной месяцев бои сильно подорвали боеспособность Интернационального танкового полка. Из 42 танков и 30 бронеавтомобилей кое-как передвигались 15 до предела изношенных танков и восемь броневиков. Не хватало запасных частей, боеприпасов и горючего, а из специальных и транспортных автомобилей уцелели лишь единицы. Потери в людях достигали 60%.Впоследствии Интернациональный танковый полк сражался под Монтальбаном на Восточном фронте (март, 1938), вел тяжелые бои с частями марокканского корпуса в районе Каспе, Ихар, Альканык, поддерживал республиканские части под Андоррой и Алькорисой. Понесший в этих боях большие потери, 30 марта полк был выведен в резерв, затем укомплектован испанцами и переформирован в танковую бригаду.

С 22 по 26 марта марокканский корпус, сломив сопротивление республиканцев к северу от р. Эбро, вышел к средиземноморскому побережью, разрезав территорию республиканской Испании на две части.

Последней крупной операцией республиканцев стало сражение на р. Эбро (июль — ноябрь, 1938), ставившее целью соединить Центральный сектор с Каталонией. Для этого привлекались все интербригады и значительные бронетанковые силы, которые к лету 1938 г. были реорганизованы в две бронетанковые дивизии: 1-я (Каталония) в составе двух смешанных бригад (150 танков и броневиков) и 2-я (зона «Центр-Юг») в составе двух танковых и одной бронеавтомобильной бригад (210 танков и броневиков). Кроме того, в составе республиканской армии была 4-я учебная бронетанковая бригада.

Подбитый Т-26
Несмотря на самоотверженность танкистов и иностранных добровольцев, операция была неудачной. Советский Союз постепенно сворачивал свою помощь, понимая неспособность республиканского правительства выиграть гражданскую войну. После репатриации иностранных добровольцев в сентябре 1938 г. советская военная помощь была практически прекращена. С разгромом Каталонского фронта, в единственном контролируемом республиканским правительством секторе "Центр-Юг» (25% территории страны) на конец февраля 1939 г. оставалось 70 танков, 140 броневиков и 11 бронепоездов в составе одной танковой дивизии. Единственным советником в этом соединении был майор Ф.Я.Яборов, по-видимому, последний советский специалист-танкист в Испании. 

Всего же за годы гражданской войны СССР поставил республиканской Испании 297 танков Т-26 (только однобашенные танки с цилиндрической башней, двухбашенный вариант машины в Испанию не отправлялся), 50 танков БТ-5, 120 бронеавтомобилей (80 БА-6, 33 ФАИ, 7 БАИ), более 300 танковых двигателей, а также направил в Испанскую народную армию 351 специалиста-танкиста.

М.Коломиец, И.Мощанский

Комментариев нет:

Отправить комментарий